Рисунки на коньках

Потребовался век, чтобы Россия вспомнила о своей национальной гордости – первом в истории страны олимпийском чемпионе, Николае Панине-Коломенкине. В этом году ему поставят бюст в селе Хренове под Воронежем, где он родился, и памятник в самом Воронеже, где он никогда не жил.

Фото: РИА «Новости»

Сто лет назад – в октябре 1908 года – «санкт-петербургский катальщик» Николай Панин стал победителем IV Олимпиады в Лондоне и первым олимпийским чемпионом в истории России. С тех пор фигуристы бывшего СССР и России 12 Олимпиад подряд ни разу никому не уступили золото в парном катании. В спортивных танцах на льду россияне дали миру первых олимпийских чемпионов – Людмилу Пахомову и Александра Горшкова. В мужском разряде – олимпийских чемпионов и чемпионов мира, новаторов, развивающих фигурное катание. За последние сорок с лишним лет Россия поставила своеобразный мировой рекорд: ее фигуристы получили 85 золотых наград на чемпионатах мира.
И дело не только в том, что этот рекорд вряд ли кто-нибудь сможет превзойти. И даже не в том, что Николай Панин-Коломенкин был первым в растущем списке российских фигуристов-победителей. Первый чемпион еще создал и сами коньки, на которых все фигуристы катаются до сих пор. Но и это не все: именно он разработал и внедрил методику обучения фигурному катанию, которая считается русской и преподается во всемирно известной Академии фигурного катания Санкт-Петербурга его учениками и последователями. Учиться по ней желают многие: к российским тренерам выстраиваются очереди из чемпионов и медалистов самых престижных международных турниров. Так панинская методика помогает триумфу мирового фигурного катания. А вот ответ на вопрос, почему человека, немало сделавшего для триумфа российского фигурного катания, вспоминают только через сто лет, частично дает биография выдающегося спортсмена.
Протекция в чемпионы

Когда в 1872 году в селе Хренове Воронежской губернии в семье главы Воронежского завода сельскохозяйственных машин Александра Николаевича Коломенкина родился сын Коля, родители решили: будет продолжать дело отца. А мальчишка неожиданно увлекся гонками на примитивных деревянных коньках с железным полозом. Отец к увлечению сына отнесся как к детской забаве, а мать привезла ему из Москвы настоящие английские коньки. По тем временам – роскошь даже для высшей знати.
Однако опробовал их деревенский мальчик уже в Петербурге. В 1882 году его родители расстались, и Евгения Владимировна, забрав сына и двух дочерей, уехала в столицу.

Училище ордена Святой Екатерины. Катание воспитанниц на коньках в парке института / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО М.ЗОЛОТАРЕВЫМ

Правда, коньки пылились на полке целый сезон, а Коля сквозь металлический забор Юсуповского сада – закрытого клуба развлечений для высшего общества – лишь тоскливо наблюдал, как учат правильно кататься избранных. Для мальчика подобное было почти невозможно: хозяева ограничивали доступ в сад под предлогом «сохранения его добропорядочного характера». Иными словами, каток в саду служил для развлечения и обучения катанию только столичной знати. Вот и гонял мальчишка на «Прудках» – катке сквера на Греческом проспекте. Но тут случился интересный поворот судьбы: мать Коли вновь выходит замуж и по протекции отчима 13-летний мальчик получает рекомендательное письмо от председателя Петербургского общества любителей бега на коньках Вячеслава Срезневского, приват-доцента Императорского университета. Срезневский открыл ему дорогу не просто в Юсуповский сад, а в мир спорта. Он сразу обратил внимание на необычные способности Коли, который одинаково успешно осваивал и скоростной бег на коньках, и хоккей, и катание на финских санях, и просто «рисование ледовых фигур», которое и за спорт-то никто не держал…
Рождение псевдонима
В 1893 году Николай Коломенкин поступил в Санкт-Петербургский университет на отделение естественных наук физико-математического факультета. Каток он не оставил, хотя совмещать учебу и занятия спортом было тяжело.
Его кумиром стал Петр Францевич Лесгафт, чье имя носит сегодня Санкт-Петербургский институт физической культуры со знаменитой на весь мир кафедрой фигурного катания. Кстати, кафедре присвоено имя Николая Панина-Коломенкина.
А в то время Лесгафт читал в университете курс анатомии, да так, что на его лекции ходили, как в театр. Именно он в 1893 году создал Общество содействия физическому развитию детей и молодежи. В нем юный Коломенкин, разрываясь между фигурным катанием и наукой, увлекся еще и стрельбой из пистолета, и велосипедным спортом. И так преуспел в велогонках, что начал тренировать своего друга, тоже студента, Сергея Крупского. Отец Сергея, профессор Технологического института, был ярым противником спорта, поскольку считал его «низким» занятием, и запрещал сыну участвовать в велогонках. Чтобы не огорчать отца, Крупский участвовал в соревнованиях под псевдонимом Панин. Конспирация – Панин побеждал даже на европейских соревнованиях – работала успешно, но лишь до первой травмы.
Однажды на Каменноостровском велодроме Сергей разбился и попал в больницу. Увидев сына в кровоподтеках и ссадинах, отец выдвинул ультиматум: или университет, или служба в армии. Сергей, оставив спорт, выбрал учебу. Вот тогда-то, по свидетельствам очевидцев, расстроенный Панин и захотел продлить жизнь победному псевдониму. Он попросил Коломенкина взять его себе. Разговор состоялся в больнице.
«Я слышал, – начал Крупский, – ты собираешься выступать в соревнованиях фигуристов. Возьми мой псевдоним. Панин – счастливая фамилия: я с ней ни разу не проиграл!»
Так в фигурном катании появилось новое имя – Николай Панин.
Первая победа
В 1901 году Николай Панин подает заявку на участие в соревнованиях за звание «Лучший конькобежец по искусству» в России. Он ожидал, что придется соревноваться с известным в те времена фигуристом Александром Паншиным, но тот, как потом писали его недоброжелатели, «видя прогресс Панина», отказался. Так Панин без какой-либо заметной конкуренции, выполнив все фигуры, получил большую золотую медаль, а также титул лучшего фигуриста России.

На Патриарших прудах / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО М.ЗОЛОТАРЕВЫМ

В 1903 году, в год 200-летия Петербурга, Международный союз конькобежцев предложил Петербургскому обществу любителей бега на коньках провести чемпионат мира «по конькобежному искусству». Николаю Панину впервые предстояло помериться силами с лучшими фигуристами мира. В Петербург приехали звезды – чемпион мира швед Ульрих Сальхов, экс-чемпион мира немец Гильберт Фукс, чемпион Австрии Макс Богач и чемпион Германии Эрнст Лассан. В этой компании Панину не было места. Но именно он стал главной сенсацией соревнований – чемпионство отстоял Сальхов, но уступил ему самую малость именно Николай Панин.
В 1908 году в Петербурге проходили международные соревнования по фигурному катанию. В соревнованиях принял участие уже семикратный чемпион мира Ульрих Сальхов. В те времена соревнования состояли из трех частей. «Школа» – «рисование фигур». Обязательная – показ прыжков. И вспомогательная – произвольная программа «под выбранную музыку». Как правило, победитель определялся в «рисовании фигур»: спортсмен оставлял на льду линии, а судьи определяли, какая из них четче и правильнее. Когда подошла очередь Панина, он подкатился почти к самому барьеру и проложил безукоризненный след, который после шестикратного повторения образовал четкую белую фигуру на льду. Публика разразилась аплодисментами. Сальхов проложил след рядом, уверенный в том, что тот затмит панинский. Но рисунок вышел кривоватым и неправильным. Публика притихла. Так после «школы» и специальных фигур Панин возглавил соревнования. Произвольную программу лучше всех откатал Ульрих Сальхов. Но Николай Панин вышел победителем: он набрал 344,4 балла, Сальхов – 328,2 балла.
До Олимпиады в Лондоне оставались считанные недели. И впервые великий швед Сальхов был побежден.
Панин против Сальхова
В октябре 1908 года на Олимпийские игры в Лондон Россия послала пять спортсменов: четырех борцов – Александра Петрова, Николая Орлова, Георгия Демина, рисунки на коньках Евгения Замятина – и фигуриста Николая Панина. В те годы соревнования по зимним и летним видам спорта проходили одновременно. Впервые включенные в программу Олимпийских игр соревнования по фигурному катанию проходили на чудо-катке – закрытом Prinzess-xalle – с искусственным льдом, с местами для зрителей, как в театре. У мужчин на обязательное и произвольное катание записались семикратный чемпион мира и шестикратный чемпион Европы Ульрих Сальхов, двукратный серебряный призер чемпионатов мира, серебряный и бронзовый призер чемпионатов Европы немец Клаус Бургер, бронзовый призер чемпионатов мира и Европы швед Пер Турен, американец Ирвинг Брокау, россиянин Николай Панин, англичане Артур Камминг и Джон Холл-Сей. Едва русский, недавний победитель Сальхова, начал выполнять вторую обязательную фигуру – «восьмерку», как швед пошел в психологическую атаку. Он громко на весь каток крикнул: «Разве это «восьмерка»? Она же кривая!»
Как потом определили судьи, в те времена выходившие на лед, чтобы оценить оставленный спортсменом след, «восьмерка» была безукоризненной. Но Сальхов не унимался: «У него ничего не получается!»

Уроки конькобежного искусства / Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО М.ЗОЛОТАРЕВЫМ

Главный судья соревнований не отреагировал на эти выкрики. Закончив «школу», Панин заявил протест. Шведскому спортсмену сделали замечание. И начался настоящий олимпийский скандал. Подобный тем, что сегодня стали нормой на Олимпиадах. Сальхов ответил грубым ругательством и угрозами – и судьям, и Панину. Однако скандал вывел шведа из душевного равновесия, и по итогам выполнения обязательной программы он оказался лишь третьим. Поняв бесполезность дальнейших притязаний на золото, Сальхов и примкнувший к нему Ирвинг Брокау, еще один неудачник «школы», сняли свои кандидатуры с выступлений. А Николай Панин, откатав произвольную программу, стал первым в российской истории олимпийским чемпионом.
Наказание победителя
Дома «триумфатора русского спорта», как мгновенно его назвали газеты, ждал сюрприз. До той поры Панина охранял от досужих разговоров его псевдоним. Но Олимпиада тайное сделала явным. На стол директора Санкт-Петербургского департамента налогов и сборов, в котором трудился чиновник Коломенкин, лег «Петербургский листок». Красным карандашом в нем услужливо была обведена фотография фигуриста, выполнявшего замысловатый рисунок. Подпись поясняла, что это Николай Панин, неоднократный чемпион России, награжденный золотой медалью на IV Олимпиаде в Лондоне. Удивительное сходство чемпиона с помощником податного инспектора Николаем Коломенкиным вызвало у директора сначала недоумение, а потом гнев.
«Вы должны сейчас же прекратить выступать на льду, – раздраженно заявил он вызванному на ковер Панину. И, не сдержавшись, позволил себе замечание: – Где это видано, чтобы чиновник департамента щеголял перед людьми в трико!»
«Это полезно для здоровья. И для чести страны, позвольте заметить, тоже», – парировал свежеиспеченный олимпийский чемпион. Но всесильный фининспектор, особа весьма влиятельная при императорском дворе, и слышать ничего не хотел: «Либо департамент, либо спорт!»
За первого российского олимпийского чемпиона заступился даже великий князь Михаил, брат императора Николая II. Но чиновник согласился лишь на жесткий компромисс: мол, так и быть, Коломенкин может продолжать работать в ведомстве, но только при условии, что он «оставит псевдоним и недостойное занятие».
Панин-Коломенкин выбрал спорт.
Великий отшельник
Он перешел на тренерскую и педагогическую работу, предрекая России роль лидера в фигурном катании. И написал первую в мире монографию – «Фигурное катание на коньках» (1909). За нее чемпион был дважды удостоен золотой медали Международного союза конькобежцев «За выдающееся в области спорта научное сочинение».
Но революция 1917 года, потом Гражданская война и ленинский СССР, отменивший фигурное катание как «буржуазное развлечение», снова поставили его перед выбором. Заклятый друг Ульрих Сальхов, понимая, кто окажется по ту сторону опускавшегося железного занавеса, звал Панина-Коломенкина в Швецию, американцы – в США. Фигурист остался в СССР.
Сначала он переключился на преподавание, потом, как истинный спортсмен, вернулся к тому, что любил всю жизнь, – занимался бегом, греблей, теннисом и велосипедным спортом. В 1928 году Панин-Коломенкин стал победителем Всесоюзной спартакиады сразу в двух видах – в стрельбе из пистолета и боевого револьвера. Но страсть к фигурному катанию его не покидала. Еще в 1909–1910 годах Панин, разработавший новую модель конька – специально для фигурного катания – и мечтавший ее внедрить в России, пошел на беспрецедентный шаг.
Уникальную разработку он передал тому самому Ирвингу Брокау, который поддержал Сальхова на Лондонской Олимпиаде в скандале против Панина. В начале 30-х годов новую модель конька, обеспечившего безбедную жизнь Брокау, начала серийно производить американская фирма «А.Г. Спольдинг и братья». А в 40–50-е именно эта модель позволила спортсменам США освоить так называемый новый стиль или атлетичное фигурное катание. Лидерами в нем американцы оставались до 1963 года, пока их не сместили с трона советские фигуристы, вставшие на «американские» коньки, придуманные Паниным.

Фото: РИА \

Все это будет позже. И великий отшельник, как называл Панина Сальхов за отказ эмигрировать на Запад, до тех лет не доживет. Но он успеет осуществить нечто большее. В 1935 году сбылась еще одна его мечта: в Высшей спортивной школе при Институте физической культуры имени П.Ф. Лесгафта он открыл отделение фигурного катания. Правда, вскоре началась Великая Отечественная война. Она опять отдалила Панина-Коломенкина, который ушел на фронт, от его заветной мечты – создать кафедру-лабораторию по подготовке фигуристов-чемпионов. Но после войны, в 1951-м, он все же создал кафедру фигурного катания в Институте Лесгафта. Это не была еще одна кафедра. Это даже не была просто легализация фигурного катания в СССР. Панин-Коломенкин вооружил свое детище теорией и методикой обучения фигурному катанию, которую исповедует сегодня весь мир.
Первым эту долго, до 80-х годов, оспариваемую реальность признал знаменитый тренер американец Карло Фасси, так мечтавший тренировать русских. В 1987-м он писал: «Что действительно лежит в корне русского катания – это вера в то, что творческое начало таится не в атлетизме – это шаг к нему, а фактически в величайшем техническом совершенствовании. На чем настаивал их великий Панин. Поэтому, в то время как другие фигуристы вращаются на льду, как флюгеры, русские вычерчивают чистые и абсолютно плавные линии, как по лекалу».
Великий дилетант
Но если бы сегодня Панин-Коломенкин увидел, во что превратилось фигурное катание, он, наверное, не узнал бы его. «Школа», или обязательные фигуры – коронный вид Панина, сделавшая его олимпийским чемпионом, отменена как устаревшая да еще с формулировкой «мешающая развитию вида».
«По поводу отмены «обязаловки» – выписывания отдельных фигур на льду – могу сказать, что это была правильная отмена, – считает Алексей Мишин, профессор фигурного катания, тренер олимпийских чемпионов Алексея Урманова, Алексея Ягудина и Евгения Плющенко, посещавший лекции самого Панина. – Лишь наивные люди считают, что такие фигуры являются базой для овладения фигурным катанием. Так рассуждают только дилетанты. Был великий дилетант Николай Панин-Коломенкин, который считал, что без обязательных фигур нельзя. Он не предполагал, на какой уровень поднимется наш вид. Но планку-то установил сам Панин, предложив и модель фигурного конька, и методику подготовки фигуриста. Поясню, в чем дело. В человеческом организме работают два «компьютера». Один отвечает за медленные движения, другой – за быстрые. Вычерчивание фигур на льду дает технику, но не совершенствует ту грань таланта, которая обеспечивает исполнение сложнейших прыжков. Панин предрек это разработанными им теорией и методикой обучения фигурному катанию, но не успел проверить практикой».
Отмена «школы» стала революцией в фигурном катании. Ее суть, как и суть всякой революции, противоречива – для роста она использует методику технического совершенствования фигуриста, разработанную Паниным-Коломенкиным, но для творчества отвергает любимые им обязательные фигуры.
С памятью о великом фигуристе получается примерно то же самое. На первый взгляд его не забывали: во всех энциклопедиях написано, что он – первый олимпийский чемпион России. Но, Панин-Коломенкин, придумавший десятки фигур, не удостоен такой чести, как Сальхов, Тулуп или Ритбергер, чьими именами названы элементы фигурного катания. И для памятника своему великому фигуристу Россия созрела только спустя сто лет. Как-то странно: памятники поставят подальше от признанных центров фигурного катания. Никто не спорит, конечно, бюсты и памятники нужны и в родном селе первого чемпиона, и в Воронеже. Но почему бы не увековечить память Панина-Коломенкина там, где бывают миллионы поклонников фигурного катания – в Санкт-Петербурге. Городе, которому Панин-Коломенкин завоевывал статус колыбели мирового фигурного катания. Но с этой инициативой не выступают ни Академия фигурного катания, ни кафедра фигурного катания Института физической культуры, ни Федерация фигурного катания России.
Действительно, нет пророка в своем отечестве. Ведь фигурное катание для России, в немалой степени благодаря Панину-Коломенкину, перестало быть просто видом спорта. Это еще и вопрос культурной идентичности. Неспроста же мир фигурного катания говорит на русском языке. Лучшие российские тренеры, вооруженные методой Панина-Коломенкина, разъехались по всему свету. Российских чемпионов-фигуристов полмира знает в лицо. Наконец, несмотря на разруху 90-х, русское фигурное катание сохранило статус мирового лидера и претендует на чемпионские позиции на Олимпиаде-2014 в Сочи. Так стоит ли памятник Панину-Коломенкину, при всем уважении и благодарности к Воронежу, прятать далеко от центров мирового фигурного катания? Или опять – лучше так, чем никак?

Николай Александрович КОЛОМЕНКИН (псевдоним – Панин)

Родился 27 декабря 1871 года (8 января 1872 года по новому стилю) в селе Хренове Воронежской области.
Российский спортсмен и тренер. Первый в дореволюционной России чемпион Олимпийских игр по фигурному катанию на коньках. Многократный чемпион России в стрельбе из пистолета (12 раз в период с 1906 по 1917 год). С 10 лет жил в Петербурге. Окончил естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета (1893–1898), где одним из его педагогов был П.Ф. Лесгафт, оказавший на Панина-Коломенкина огромное влияние. В 1897 году выиграл звание чемпиона «Петербургского кружка любителей спорта». В том же году организовал в Юсуповском саду юношескую школу фигурного катания на коньках. В 1901-м впервые выиграл звание лучшего конькобежца России и занял третье место на международных соревнованиях в Гельсингфорсе. В 1903 году стал вторым на чемпионате мира по скоростному бегу на коньках и фигурному катанию, состоявшемся в Петербурге. В октябре 1908 года принял участие в IV Олимпийских играх (Лондон), в программу которых впервые был включен зимний вид спорта – фигурное катание на коньках. Выиграл эти состязания, став первым в истории России олимпийским чемпионом.
В 1906–1917 годах – многократный чемпион и рекордсмен в стрельбе из пистолета. С 1902 года член ведущего в России «Крестовского теннис-клуба». Один из основателей «Донского кружка любительского спорта» (1898), культивировавшего водный спорт и легкую атлетику, член «Царскосельского кружка велосипедистов» (с 1895). Талантливый популяризатор и пропагандист спорта; автор теоретической работы об основах техники фигурного катания (1909).
В 1930–1950-х годах преподавал фигурное катание в Институте физической культуры в Ленинграде. Умер 19 января 1956 года в Ленинграде. Похоронен на Серафимовском кладбище. Золотая олимпийская медаль первого олимпийского чемпиона России хранится в Эрмитаже в зале №21.



Источник: http://www.russkiymir.ru/magazines/article/66501/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Катание на коньках обучение! Личные тренировки! ВКонтакте - Летающие игрушки видео



Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках Рисунки на коньках